(C) Павел Волов

ЖЕРТВА НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ

До конца шестого урока оставалось 14 минут 40 секунд, Вася Барабанов смотрел на циферблат наручных часов «Чайка» неотрывно, так легче было ждать. 13-30 звонок, и домой! А дома… котлеты теплые, супчик куриный под одеялом томится…, но, главное, Книга, на коленях у Юрца вымоленная, Братья Стругацкие «Путь на Амальтею». Редкая вещь, молодогвардейское издание шестидесятого года, повесть практически не переиздавалась. Мир полдня! Поесть, улечься на софу, укрыться пледом, включить бра и читать, медленно, вдумчиво, смакуя… 13 минут 25 секунд…

Лариса Демина, первая красавица, отличница, активистка и художественная гимнастка, чью безупречную спину Вася наблюдал уже года четыре, развернулась к нему вполоборота и что-то говорила. Васю парализовало. Стройная ножка Ларисы, затянутая в модный сетчатый чулок, вдруг выглянула из-под укороченной юбки практически целиком, до трусиков, и что-то жаркое мягко ударило в грудь. Лицо вспыхнуло, ладони вспотели, в ушах зазвенело.

— …Рок-опера «Три поросенка», до Нового года месяц, должны успеть, ты, разумеется, будешь Наф-Нафом, немного песен, чуть хореографии, роль простая, к тебе ж по доброму все относятся, это будет успех, мы все продумали…

Гормональная буря сходила на нет, Вася разлепил губы, давясь тягучей слюной.

— Неее, это… как-то… не, мне это все… тута…

Лариса посмотрела в толстое, умное лицо Васи, искажаемое внутренней борьбой, и скривила губки.

— Ну, как знаешь, малахольный ты наш, будет весело, нам пионерскую комнату для репетиций дают, будем оставаться после уроков, сценки разучивать, реквизит изобретать, практически все сами делать будем…

Безупречная спина вновь маячила перед глазами, вверху заканчиваясь тонкой, изящной шеей, а внизу… Вася тяжело сглотнул. Звонок с урока вывел Васю из ступора. Попроситься в Рок-оперу? И постоянно смущаться, бормотать невнятицу, вздрагивать от внимания окружающих? Ну уж нет, он не козел отпущения, увольте. Вася поднялся, одновременно двигая стол и стул, раздраженно распихал соседние. Уже два месяца Вася сидел один на последней парте. На последней, потому что высокий, один, потому что Гуля Нуриева ушла к подружке на первый ряд, мотивируя уход неспособностью переносить омерзительную Васину привычку вытирать сопли о брюки. «Рукой под носом вытрет, и давай по бедру растирать. Бррр». Я ей еще покажу, закружился Вася в привычном хороводе мыслей, шагая между рядов.

— Здоро´во!

Думы прервал хлопок по плечу, рядом стоял молодой физрук Андрей Маркович, вокруг шумел школьный коридор.

— Когда в секцию придешь? А?! Будем жир в мышцы переплавлять?! Окрепнешь! В армию как пойдешь? Трудно тебе в армии будет!
— Я приду, да-да, обязательно приду.
— Давай, давай, три раза в неделю, пора заняться собой, ты ж на физкультуре последний всегда.

Андрей Маркович стремительно уходил по коридору, он обожал кроссы, пробежки, лыжи и прочие виды аэробных нагрузок, и когда весь класс, возглавляемый физруком, срывался за первым лесным поворотом, Вася оставался один, всегда один, наедине с дистанцией против самого себя. Пыхтя как паровоз, проклиная все на свете, он топотал вперед, затем останавливался, тяжело дышал и слушал лес, в эти минуты он любил физкультуру, и колотье в селезенке проходило.

Настроение было испорчено напрочь, неосознаваемая сексуальная фрустированность, злость на себя, на свою неуверенность клокотали в Васиной голове. Чтобы успокоится, Вася начал раскручивать в голове сюжет «неизвестный герой спасает школу», и тут дорогу ему заступили. В отличии от большинства одноклассников, Вася не поднял глаза, а скорее опустил, ну, или, как минимум, оставил на том же уровне. Дорогу преградил некий Виталий Лазаренко, из 9 «Б» класса.

— Ну что, жиртрест, домой бежишь, котлетки лопать?

Вообще то Васю практически не дразнили, его весовая категория обеспечивала ему чемпионство по типу «за неимением соперников», но в глаз Вася как-то получал, безбашенный Пятайкин укреплял свою репутацию отморозка.

— Чего надо? — Вася держался спокойно.

Виталий больно ударил в плечо. И тут Васю повело. С глухим рыком он шагнул вперед, схватил Виталия за пиджак, и изо всех сил толкнулся вперед. Виталий опрокинулся навзничь, сверху на него упал Вася. Виталий дернулся, было, но 120 кг воплощенных в 180 сантиметрах восьмиклассника Васи придавили его намертво. Вася, закусив губу, с мутным взором, нащупал горло оппонента и начал давить на него локтем. Виталий дернулся, захрипел, и вдруг заорал «Пусти!!!». Вася ослабил хватку, посмотрел на перепуганное лицо Виталия, тяжело поднялся. Виталий вскочил, красный, растрепанный, и что-то бурча, пошел прочь. Вася огляделся. Немногочисленная публика, собравшаяся вокруг, против обыкновения, безмолвствовала, на лицах испуг мешался с недоумением, таких драк еще никто не видел. Вася подобрал портфель и двинул в сторону раздевалки.

По дороге домой Вася улыбался, настроение, вопреки всему, улучшилось. Под ногами хрустел снег, зимнее солнце готовилось к закату, морозный воздух подгонял к теплу и уюту. Войдя в подъезд, Вася птицей взлетел к почтовым ящикам, и точно, предчувствия не обманули, в дырочках что-то белелось. Ноябрьские номера «Техники молодежи» и «Уральского следопыта»!

Скушав супу и котлет, Вася впал в благостное расположение духа. Перед чтением, продляя удовольствие предвкушения, он достал любимую пластинку Дидье Моруани «Space Opera» и, раскинувшись в кресле перед стерео-музыкальным комбайном «Вега-117», погрузился в космическую музыку гениального француза.

И все же Вася не утерпел, начал листать новые журналы, хотя и решил отложить их на пару дней. Среди страниц «Уральского следопыта» лежал конверт, отправителем значился «Куйбышевский областной Дом пионеров». Письмо было кратким.

«Дорогой друг! КЛФ «Альтаир» при Куйбышевском областном Доме пионеров проводит областной слет любителей научной фантастики. Слет пройдет с 17 по 18 декабря. Приглашаем принять участие! Организационные вопросы проезда, размещения, проживания возложены на кураторов городских Дворцов пионеров. С пламенным приветом, участники КЛФ «Альтаир».

Вася расцвел. Это вам не Рок-опера «Три поросенка», где нужно играть практически самого себя, не мучительное постижение полоролевых функций в пубертатном периоде.

Вася был стеснительным, но он не малахольным, как напрасно думала Лариса Демина. Сосредоточенный молодой человек, без пяти минут комсомолец, тряс бюрократическую машину городского Дворца пионеров нежно, но настойчиво. В кураторстве никто не сознался, запросы в область запутали ситуацию окончательно, но Вася проявлял упорство хорошего спортсмена, идущего на областной рекорд. В конце концов, Васе выдали билеты на междугородний автобус, талоны на питание, и однодневную путевку в санаторий «Энергетик», где и проводился слет.

Садясь в узкое кресло ЛиАЗа, присланного за ними из санатория на областной автовокзал, Вася с неудовольствием обнаружил рядом с собой упитанного пионера в очках. Было тесно, стало невыносимо тесно.

— Тоже на слет? — прокряхтел Вася, — меня Вася зовут.
— Олег, — представился сосед.

Прижавшись друг к другу, оба подумали о несовершенной конструкции боковых ручек, прикрученных к архаическому каркасу кресел. Немного привыкнув, Вася обнаружил, что практически все в автобусе испытывают сходные трудности. Ну да, меланхолично подумал Вася, много читаем, мало двигаемся, вот и результат, очки не менее закономерны, сам Вася, кстати, очков не носил.

В холле санатория пионеров встречал улыбчивый бородатый дядька похожий на Кира Булычева, им и оказавшийся. Публика благоговела.

— Так, так, так, мальчики, девочки, меня зовут Люда, подходим, регистрируемся, разбираем ключи, поактивнее, через час обед, затем знакомимся, и в путь по стране «Фантазия»! — энергичная девушка выбежала на середину холла, размахивая тетрадкой и ручкой.

— Ну что, соседом будешь? — рядом стоял Олег.
— Конечно буду! — Вася улыбался, он был среди своих.

Вечером, после ужина, они сидели в рекреации на своем этаже и взахлеб обсуждали любимых Стругацких. Вера в мир Полдня была сродни религиозному чувству, он был реальнее, зримее, желаннее.

— А помнишь, как они Вальтера в крапиву загнали?
— Да-а-а. Все по честному, справедливо, а наставник у них? А? Мировой дядька!
— Это точно. А помнишь…

Воспоминания могли продолжаться до утра, но по коридору уже летела Люда, трубя отбой.

Васе не спалось. В голове крутился прожитый день, в животе догорал ужин. Не самый обильный, надо сказать. Наконец, Вася не выдержал. Откинув одеяло, ежась и покрываясь мурашками, он встал. Тишина давила. Где-то на противоположном конце здания хлопнула дверь. Вася вышел в коридор, направляясь в столовую на первом этаже, там оставались печенье и чай, Вася всегда был наблюдателен.

Идя через холл, Вася увидел сквозь стеклянные двери человека, шедшего по темной аллее с кейсом в руке. Фонари не горели, и Вася видел лишь силуэт в отраженном свете снежного покрова. Человек явно направлялся к входу в здание. Попятившись, Вася нырнул за дерматиновый диван. «Откуда он взялся?», — думал Вася. — «От дороги идти семь километров, деревень рядом, кажется, нет, что за странный визитер?»

Человек, тем временем, входил в холл, навстречу ему из глубины коридора шел Кир Булычев.

— Здравствуйте, Игорь Всеволодович, — человек с кейсом махнул рукой, — стадо готово?
— Готово, готово, — Булычев хмурился, — Все пионеры как на подбор.
— Сколько у нас сегодня?
— Примерно тонна.
— Ну что ж, — ночной гость улыбался, — Пожалуй, этого хватит. Все? Конец трудам?
— С учетом ранее сделанных запасов топлива, тонны вам должно хватить по любому, — Булычев продолжал хмуриться. — Давайте не будем тянуть, начинайте свою вивисекцию.

Незнакомец открыл кейс, послышалось едва слышное гудение, из кейса родилась сфера неопределенного голубоватого оттенка и стала медленно расширяться.

Вася в ужасе полз на карачках назад. Завернув за угол, он вскочил на ноги и на цыпочках бросился к туалету в конце коридора. Окно в туалете, к счастью, традиционно открывалось. Вывалившись в снег, Вася перекатился под ближайшую елку и рванул к лесу с поразившей его самого прытью. Андрей Маркович был бы доволен.

Залегши в подлеске, сотрясаясь крупной дрожью, растопив вокруг себя небольшую прогалину, Вася наблюдал, как голубоватая сфера окутала здание, время от времени в окнах вспыхивало интенсивное свечение, со всех сторон шел низкий гул. Появление летающей тарелки Вася воспринял стоически, практически как генерал Карбышев.

Тарелка не мешкала, протянув подобие хобота в открытые двери центрального входа, она стала что-то с хлюпаньем засасывать. Спустя минуту все было кончено, хобот втянулся, сфера погасла, незнакомец с кейсом скрылся внутри НЛО. Засверкав немыслимо ярким светом, летающая тарелка в течение одной секунды добралась до облаков. Все стихло и погасло. Скрипел снег, к Васе шел Булычев, неся в руках огромный шерстяной плед.

— Василий, прекрати прятаться, идем в дом.
— Я Вам не верю!
— Вася, все позади, идем, я дам все необходимые пояснения, здесь ты замерзнешь насмерть.

Сидя в номере у писателя фантаста, Вася пил обжигающий чай, Булычев смотрел в окно.

— Все просто, Василий, у них кончилось межзвездное топливо. По каким то причинам, для синтеза топлива им требовалась человеческая жировая ткань, причем отобранная именно у особей пубертатного возраста. Меня попросили, точнее, заставили, чтобы я, пользуясь своим авторитетом и популярностью, организовал несколько слетов любителей научной фантастики. Пришельцы решили, что данная категория подростков наиболее соответствует их требованиям, то есть чаще страдает избыточным весом. Но теперь все кончено, они улетели.

— Их всех выпотрошили и закачали в дюзы?!!! — глаза Васи застыли от ужаса.
— Ну что ты! — Кир Булычев улыбался, — простое изъятие 5-7 кг методом диффузной телепортации, у тебя бы, — Булычев глянул оценивающе, — забрали бы все 15.

Утром, Василий мрачно смотрел на явно постройневшего Олега. Со всех сторон летел легкий радостный смех. Наконец, Вася не выдержал и подошел к Булычеву.

— Скажите, а как же я, что с моим весом?

Булычев развел руками.

— Они улетели, Василий, так что, наверное, придется худеть самому…

Научную фантастику с тех пор Василий разлюбил, напрочь.

2006 год

 Критическая статья  Харитона молвиЩева


 вернуться к предыдущему разделу 
  на головную страницу 

 

(C) Павел Волов

Жертва научной фантастики.

До конца шестого урока оставалось 14 минут 40 секунд, Вася Барабанов смотрел на циферблат наручных часов «Чайка» неотрывно, так легче было ждать. 13-30 звонок, и домой! А дома… котлеты теплые, супчик куриный под одеялом томится…, но, главное, Книга, на коленях у Юрца вымоленная, Братья Стругацкие «Путь на Амальтею». Редкая вещь, молодогвардейское издание шестидесятого года, повесть практически не переиздавалась. Мир полдня! Поесть, улечься на софу, укрыться пледом, включить бра и читать, медленно, вдумчиво, смакуя… 13 минут 25 секунд…

Лариса Демина, первая красавица, отличница, активистка и художественная гимнастка, чью безупречную спину Вася наблюдал уже года четыре, развернулась к нему вполоборота и что-то говорила. Васю парализовало. Стройная ножка Ларисы, затянутая в модный сетчатый чулок, вдруг выглянула из-под укороченной юбки практически целиком, до трусиков, и что-то жаркое мягко ударило в грудь. Лицо вспыхнуло, ладони вспотели, в ушах зазвенело.

— …Рок-опера «Три поросенка», до Нового года месяц, должны успеть, ты, разумеется, будешь Наф-Нафом, немного песен, чуть хореографии, роль простая, к тебе ж по доброму все относятся, это будет успех, мы все продумали…

Гормональная буря сходила на нет, Вася разлепил губы, давясь тягучей слюной.

— Неее, это… как-то… не, мне это все… тута…

Лариса посмотрела в толстое, умное лицо Васи, искажаемое внутренней борьбой, и скривила губки.

— Ну, как знаешь, малахольный ты наш, будет весело, нам пионерскую комнату для репетиций дают, будем оставаться после уроков, сценки разучивать, реквизит изобретать, практически все сами делать будем…

Безупречная спина вновь маячила перед глазами, вверху заканчиваясь тонкой, изящной шеей, а внизу… Вася тяжело сглотнул. Звонок с урока вывел Васю из ступора, в штанах ныло. Спонтанные эрекции, начавшиеся год назад, усилились, вот как сейчас, рождая множество тягостных вопросов. Вася провожал Ларису страдающим взором, не в силах разобраться в происходящем.

Попроситься в Рок-оперу? И постоянно смущаться, бормотать невнятицу, вздрагивать от внимания окружающих? Ну уж нет, он не козел отпущения, увольте. Вася поднялся, одновременно двигая стол и стул, раздраженно распихал соседние. Уже два месяца Вася сидел один на последней парте. На последней, потому что высокий, один, потому что Гуля Нуриева ушла к подружке на первый ряд, мотивируя уход неспособностью переносить омерзительную Васину привычку вытирать сопли о брюки. «Рукой под носом вытрет, и давай по бедру растирать. Бррр». Я ей еще покажу, закружился Вася в привычном хороводе мыслей, шагая между рядов.

Предположим, останусь я дежурным в паре с Нуриевой, в школе никого нет, наш кабинет на четвертом этаже, в самом углу, принесу ведро с водой, а ей вдруг плохо станет, я ее на пол уложу и начну форму расстегивать, чтоб воздуха дать, дойду до третьей пуговицы, и руку осторожно, внутрь…

— Здоро´во!

Сладкие грезы прервал хлопок по плечу, рядом стоял молодой физрук Андрей Маркович, вокруг шумел школьный коридор.

— Когда в секцию придешь? А?! Будем жир в мышцы переплавлять?! Окрепнешь! В армию как пойдешь? Трудно тебе в армии будет!
— Я приду, да-да, обязательно приду.
— Давай, давай, три раза в неделю, пора заняться собой, ты ж на физкультуре последний всегда.

Андрей Маркович стремительно уходил по коридору, он обожал кроссы, пробежки, лыжи и прочие виды аэробных нагрузок, и когда весь класс, возглавляемый физруком, срывался за первым лесным поворотом, Вася оставался один, всегда один, наедине с дистанцией против самого себя. Пыхтя как паровоз, проклиная все на свете, он топотал вперед, затем останавливался, тяжело дышал и слушал лес, в эти минуты он любил физкультуру, и колотье в селезенке проходило.

Настроение было испорчено напрочь, неосознаваемая сексуальная фрустированность, злость на себя, на свою неуверенность клокотали в Васиной голове. Чтобы успокоится, Вася начал раскручивать в голове сюжет «неизвестный герой спасает школу», и тут дорогу ему заступили. В отличии от большинства одноклассников, Вася не поднял глаза, а скорее опустил, ну, или, как минимум, оставил на том же уровне. Дорогу преградил некий Виталий Лазаренко, из 9 «Б» класса.

— Ну что, жиртрест, домой бежишь, котлетки лопать?

Вообще то Васю практически не дразнили, его весовая категория обеспечивала ему чемпионство по типу «за неимением соперников», но в глаз Вася как-то получал, безбашенный Пятайкин укреплял свою репутацию отморозка.

— Чего надо? — Вася держался спокойно.

Виталий больно ударил в плечо. И тут Васю повело. С глухим рыком он шагнул вперед, схватил Виталия за пиджак, и изо всех сил толкнулся вперед. Виталий опрокинулся навзничь, сверху на него упал Вася. Виталий дернулся, было, но 120 кг воплощенных в 180 сантиметрах восьмиклассника Васи придавили его намертво. Вася, закусив губу, с мутным взором, нащупал горло оппонента и начал давить на него локтем. Виталий дернулся, захрипел, и вдруг заорал «Пусти!!!». Вася ослабил хватку, посмотрел на перепуганное лицо Виталия, тяжело поднялся. Виталий вскочил, красный, растрепанный, и что-то бурча, пошел прочь. Вася огляделся. Немногочисленная публика, собравшаяся вокруг, против обыкновения, безмолвствовала, на лицах испуг мешался с недоумением, таких драк еще никто не видел. Вася подобрал портфель и двинул в сторону раздевалки.

По дороге домой Вася улыбался, настроение, вопреки всему, улучшилось. Под ногами хрустел снег, зимнее солнце готовилось к закату, морозный воздух подгонял к теплу и уюту. Войдя в подъезд, Вася птицей взлетел к почтовым ящикам, и точно, предчувствия не обманули, в дырочках что-то белелось. Ноябрьские номера «Техники молодежи» и «Уральского следопыта»!

Скушав супу и котлет, Вася впал в благостное расположение духа. Перед чтением, продляя удовольствие предвкушения, он достал любимую пластинку Дидье Моруани «Space Opera» и, раскинувшись в кресле перед стерео-музыкальным комбайном «Вега-117», погрузился в космическую музыку гениального француза.

И все же Вася не утерпел, начал листать новые журналы, хотя и решил отложить их на пару дней. Среди страниц «Уральского следопыта» лежал конверт, отправителем значился «Куйбышевский областной Дом пионеров». Письмо было кратким.

«Дорогой друг! КЛФ «Альтаир» при Куйбышевском областном Доме пионеров проводит областной слет любителей научной фантастики. Слет пройдет с 17 по 18 декабря. Приглашаем принять участие! Организационные вопросы проезда, размещения, проживания возложены на кураторов городских Дворцов пионеров. С пламенным приветом, участники КЛФ «Альтаир».

Вася расцвел. Это вам не Рок-опера «Три поросенка», где нужно играть практически самого себя, не мучительное постижение полоролевых функций в пубертатном периоде.

Вася был стеснительным, но он не малахольным, как напрасно думала Лариса Демина. Сосредоточенный молодой человек, без пяти минут комсомолец, тряс бюрократическую машину городского Дворца пионеров нежно, но настойчиво. В кураторстве никто не сознался, запросы в область запутали ситуацию окончательно, но Вася проявлял упорство хорошего спортсмена, идущего на областной рекорд. В конце концов, Васе выдали билеты на междугородний автобус, талоны на питание, и однодневную путевку в санаторий «Энергетик», где и проводился слет.

Садясь в узкое кресло ЛиАЗа, присланного за ними из санатория на областной автовокзал, Вася с неудовольствием обнаружил рядом с собой упитанного пионера в очках. Было тесно, стало невыносимо тесно.

— Тоже на слет? — прокряхтел Вася, — меня Вася зовут.
— Олег, — представился сосед.

Прижавшись друг к другу, оба подумали о несовершенной конструкции боковых ручек, прикрученных к архаическому каркасу кресел. Немного привыкнув, Вася обнаружил, что практически все в автобусе испытывают сходные трудности. Ну да, меланхолично подумал Вася, много читаем, мало двигаемся, вот и результат, очки не менее закономерны, сам Вася, кстати, очков не носил.

В холле санатория пионеров встречал улыбчивый бородатый дядька похожий на Кира Булычева, им и оказавшийся. Публика благоговела.

— Так, так, так, мальчики, девочки, меня зовут Люда, подходим, регистрируемся, разбираем ключи, поактивнее, через час обед, затем знакомимся, и в путь по стране «Фантазия»! — энергичная девушка выбежала на середину холла, размахивая тетрадкой и ручкой.

— Ну что, соседом будешь? — рядом стоял Олег.
— Конечно буду! — Вася улыбался, он был среди своих.

Вечером, после ужина, они сидели в рекреации на своем этаже и взахлеб обсуждали любимых Стругацких. Вера в мир Полдня была сродни религиозному чувству, он был реальнее, зримее, желаннее.

— А помнишь, как они Вальтера в крапиву загнали?
— Да-а-а. Все по честному, справедливо, а наставник у них? А? Мировой дядька!
— Это точно. А помнишь…

Воспоминания могли продолжаться до утра, но по коридору уже летела Люда, трубя отбой.

Васе не спалось. В голове крутился прожитый день, в животе догорал ужин. Не самый обильный, надо сказать. Наконец, Вася не выдержал. Откинув одеяло, ежась и покрываясь мурашками, он встал. Тишина давила. Где-то на противоположном конце здания хлопнула дверь. Вася вышел в коридор, направляясь в столовую на первом этаже, там оставались печенье и чай, Вася всегда был наблюдателен.

Идя через холл, Вася увидел сквозь стеклянные двери человека, шедшего по темной аллее с кейсом в руке. Фонари не горели, и Вася видел лишь силуэт в отраженном свете снежного покрова. Человек явно направлялся к входу в здание. Попятившись, Вася нырнул за дерматиновый диван. «Откуда он взялся?», — думал Вася. — «От дороги идти семь километров, деревень рядом, кажется, нет, что за странный визитер?»

Человек, тем временем, входил в холл, навстречу ему из глубины коридора шел Кир Булычев.

— Здравствуйте, Игорь Всеволодович, — человек с кейсом махнул рукой, — стадо готово?
— Готово, готово, — Булычев хмурился, — Все пионеры как на подбор.
— Сколько у нас сегодня?
— Примерно тонна.
— Ну что ж, — ночной гость улыбался, — Пожалуй, этого хватит. Все? Конец трудам?
— С учетом ранее сделанных запасов топлива, тонны вам должно хватить по любому, — Булычев продолжал хмуриться. — Давайте не будем тянуть, начинайте свою вивисекцию.

Незнакомец открыл кейс, послышалось едва слышное гудение, из кейса родилась сфера неопределенного голубоватого оттенка и стала медленно расширяться.

Вася в ужасе полз на карачках назад. Завернув за угол, он вскочил на ноги и на цыпочках бросился к туалету в конце коридора. Окно в туалете, к счастью, традиционно открывалось. Вывалившись в снег, Вася перекатился под ближайшую елку и рванул к лесу с поразившей его самого прытью. Андрей Маркович был бы доволен.

Залегши в подлеске, сотрясаясь крупной дрожью, растопив вокруг себя небольшую прогалину, Вася наблюдал, как голубоватая сфера окутала здание, время от времени в окнах вспыхивало интенсивное свечение, со всех сторон шел низкий гул. Появление летающей тарелки Вася воспринял стоически, практически как генерал Карбышев.

Тарелка не мешкала, протянув подобие хобота в открытые двери центрального входа, она стала что-то с хлюпаньем засасывать. Спустя минуту все было кончено, хобот втянулся, сфера погасла, незнакомец с кейсом скрылся внутри НЛО. Засверкав немыслимо ярким светом, летающая тарелка в течение одной секунды добралась до облаков. Все стихло и погасло. Скрипел снег, к Васе шел Булычев, неся в руках огромный шерстяной плед.

— Василий, прекрати прятаться, идем в дом.
— Я Вам не верю!
— Вася, все позади, идем, я дам все необходимые пояснения, здесь ты замерзнешь насмерть.

Сидя в номере у писателя фантаста, Вася пил обжигающий чай, Булычев смотрел в окно.

— Все просто, Василий, у них кончилось межзвездное топливо. По каким то причинам, для синтеза топлива им требовалась человеческая жировая ткань, причем отобранная именно у особей пубертатного возраста. Меня попросили, точнее, заставили, чтобы я, пользуясь своим авторитетом и популярностью, организовал несколько слетов любителей научной фантастики. Пришельцы решили, что данная категория подростков наиболее соответствует их требованиям, то есть чаще страдает избыточным весом. Но теперь все кончено, они улетели.

— Их всех выпотрошили и закачали в дюзы?!!! — глаза Васи застыли от ужаса.
— Ну что ты! — Кир Булычев улыбался, — простое изъятие 5-7 кг методом диффузной телепортации, у тебя бы, — Булычев глянул оценивающе, — забрали бы все 15.

Утром, Василий мрачно смотрел на явно постройневшего Олега. Со всех сторон летел легкий радостный смех. Наконец, Вася не выдержал и подошел к Булычеву.

— Скажите, а как же я, что с моим весом?

Булычев развел руками.

— Они улетели, Василий, так что, наверное, придется худеть самому…

Научную фантастику с тех пор Василий разлюбил, напрочь.

2006 год

 Критическая статья  Харитона молвиЩева


 вернуться к предыдущему разделу 
 на головную страницу 



что это за птички?


molvi.net